29:09, 29 Сентябрь 2015

Экономика «чудес»: почему государственные компании так неэффективны

В новом цикле статей на РБК «Белые слоны российской экономики» Валерий Зубов и Владислав Иноземцев рассматривают, в какие объекты инвестировало государство в последние годы и почему эти вложения оказались крайне неэффективны.
 

Уверенные потери

Государства часто ругают за неэффективность. Во всем мире есть много примеров, как их «инвестиционные» решения оказываются предельно неудачными, сметы растут в разы, а результаты больших строек или помпе­зных проектов никого не вдохновляют. Именно поэтому большое распро­странение получили государственные корпорации — компании, которые в силу ряда причин находятся в собственности государства, но действуют как коммерческие предприятия. EDF-GDF, SNCF, Framatome или Areva во Франции, Deutsche Bahn и система земельных банков в Германии, Saudi Aramco, Sinopec, Petrobras и Pemex или Statoil в Норвегии — все они оперируют в совершенно рыночной среде, потому достаточно успеш­ны (выручка, например, той же Deutsche Bahn на одного работника превышает показатель РЖД в три раза).

В России ситуация усугубляется тем, что госкомпании не столько привносят позитивные черты бизнеса в те секторы, ко­торые выполняют квазигосударственные функции, сколько расширяют об­ласть «государственного мышления» на ту часть экономики, ко­торая должна была бы быть конкурентной. В результате появляются новые стада «белых слонов», порождаемых не государством, но формально коммерческими ком­паниями.

Классический пример — крупные государственные энергетические ком­пании. Мало того что они вопиюще неэффективны (выручка на одного занятого в «Роснефти» в 7,8 и 4,4 раза меньше на одного занятого, чем у зарубежных конкурентов, таких как ExxonMobil или Chevron), они заняты прежде всего подавлением конкурентов и «в свободное время» фи­нансированием неокупаемых проектов.

«Газпром» уверенно теряет как внут­ренний, так и внешний рынок: за последние 15 лет на внутреннем рынке его реализация сократилась на 15%, а на главном — европейском рынке — на 1/3. При этом государство твердо защищает позицию своего экспортного монополиста.

Сегодня весь дополнительный инфляционный доход, связанный с падением курса рубля, присваивается «Газпромом», а получаемые средства направляются в безумные инфраструктурные проекты. Газопровод Сахалин — Владивосток используется на 20%. «Турецкий поток» даже при наличии обещанных скидок — более чем на 10%. Освоение «Штокмана» просто закрыто с потерями 22,3 млрд руб. Всего на невостребованные проекты «Газпром» потратил около 2,5 трлн руб.

Интересно только тратить

«Роснефть» также сейчас занята «стратегически важными» проектами на шельфе, на которые собирается в следующие 20 лет тратить по $20 млрд в год, хотя из-за финансовых и технологических проблем перспективы всего северного шельфа выглядят все менее реалистичными. Очевидно, что наличие таких планов было возможно только при особых ценах на нефть и возможной страховке средствами ФНБ.

«Российские железные дороги» — еще один пример. В центре их «инвес­тиционной» стратегии стояло развитие скоростных железных дорог и так называемого восточного полигона. На слушаниях в Государственной думе по проекту скоростной магистрали Москва — Казань РЖД заявила предполагаемую доходность в 2,4% на 1 руб. инвестиций. Если учитывать, что запрашиваемые средства на данный проект из ФНБ в тот момент приносили именно такую доходность, этот проект вообще не имеет смысла. Но ведь для реализации проекта РЖД рассчитывает еще и на бюджетные льготы.

С другой стороны, около 75% ожидаемых трат (до 400 млрд руб.) выделяется на БАМ, а не на Транссиб, хотя по первому перевозится в основном необработанное сырье, из которого основную массу составляют убыточные перевозки угля, а по второму — высокодоходные контей­нерные грузы. Простые подсчеты показывают, что вложение этой суммы в увеличение пропускной способности «восточного полигона» на 40 млн т в год, если 75% грузопотока будет приходиться на сырье, а 25% — на контейнерные грузы, в принципе неокупаемо. Понятно, что пригородное сообщение на фоне этих гранди­озных проектов считается «неинтересным» и уходит из зоны внимания РЖД.

Не только давно известные компании, но и новые, как только они на­деляются вниманием государства, начинают «производить» чудеса. Лучший пример — корпорация «Сухой», точнее, ее опыт в гражданском авиа­строении. Еще в 2010 году высокие руководители обещали выпуск 60 самолетов Superjet-100 в год. За последние восемь лет выпущен 91 авиалайнер, из них в эксплуатации находится 66, в основном в российских авиационных компаниях — «Аэрофлоте» и «Газпром авиа».

На производство поставленных на сей день авиаторам машин совокупной каталожной стоимостью 105 млрд руб. из бюджета выделено дотаций на 175 млрд руб., в том числе уже в 2015 году 100 млрд руб., когда безрадостные перспективы проекта фактически предопределены. Общий долг корпорации ОАК, производящей Superjet-100, превысил 300 млрд руб.

Все за бесплатнохалявы

«Государст­венные» бизнесы не только неэффективны — они в большинстве случаев су­ществуют в излишне комфортной финансовой среде.

Во-первых, это заметно по завышенным тарифам. Те же газ, бензин или электричество могли бы стоить намного меньше, если бы на рынке было больше конкуренции, если бы «экспортная рента» за газ распределялась в равной мере между всеми газодобытчиками, а вместо новых трубопроводов силы и средства «инвестировались» в нормальные отношения с «транзитерами».

Уже сейчас автомобильный транспорт, несмотря на качество наших дорог, в большинстве случаев выгоднее железнодорожного. Только за последние пять лет удельный вес перевозок пассажиров железнодорожным транспортом снизился на 10 пунктов (в основном из-за конкуренции со стороны авиакомпаний). Пока же все «инвестиционные» траты гос­компаний оплачивают потребители и конкурентные бизнесы.

Во-вторых, существует масса индивидуальных преференций, помогающих «белым слонам» жить и процветать. Те же «Газпром» и «Роснефть» — это единственные две энергетические компании, которые за последние десять лет получали лицензии на разработку новых месторожде­ний не только без конкурса, но и бесплатно. Кроме того, государственные компании получают существенные налоговые льготы, что означает по сути дополните­льное финансирование из бюджета. Так, «Роснефть» получила льготы на 22 восточносибирских месторождения, хотя поставки с этих «льготных» месторождений за рубеж фактически означают дотирование иностранных бюджетов, в первую очередь Китая. В настоящий момент в практическую стадию переходит решение вопроса о льготах для еще фактически не начавшегося проекта «Сила Сибири».

«Финансовое кровосмешение»

В настоящее время сложилась парадоксальная ситуация и в банковском секторе. В то время как ЦБ проводит усиленную чистку среди частных банков, наибольшие проблемы начинают вызревать в государственном сегменте — у банков, участвующих в «государственных проектах». Основной объем докапитализации — 1,5 трлн руб. — пришелся на крупнейшие банки. Причины необходимости такого решения разные: у ВТБ это приобретение с заведомыми дырами в бюджете Банка Москвы на 200 млрд руб. (в равной степени покрытие кредитами ЦБ и бюджета). РСХБ осуществляет псевдокредитование (фактически дотирование сельскохозяйственной отрасли, функционирующей на заведомо убыточных условиях), потому без докапитализации, без общественных средств в принципе функционировать не может. Сбербанк начинает накапливать активы взамен невозвратных кредитов, как, впрочем, и псевдочастный Газпромбанк.

Но, пожалуй, самое опасное звено образуется в бесконтрольном со стороны ЦБ ВЭБе, учрежденном федеральным законом как корпорация развития. Он почти сразу стал каналом перекачки бюджетных средств в заведомо нерентабельный проект.

После Олимпийских игр в Сочи банк уже вынужден практически на неопределенный срок отложить взыскание долгов на 250 млрд руб., получив 200 млрд руб. на докапитализацию. Плюс более 2,15 трлн руб. накопительной части пенсий «молчунов» — их банк надеялся разместить в «инфраструктурные облигации» дружественного стада «белых слонов»: РЖД, «Россети», «Автодор» и т.д.

Но вот какой факт смотрится наиболее интригующе: стоило только министру финансов заявить о возможном выпуске государственного займа в виде ОФЗ на 1 трлн руб., как сразу нашлись желающие среди банков приобрести эти облигации. А говорилось, что у банков нет средств для кредитования реального сектора.

Какая простая схема: под видом капитализации выделяются деньги из бюджета, а потом происходит мгновенный их возврат в бюджет через приобретение ОФЗ. Такой бизнес хочется назвать не иначе как «финансовое кровосмешение».

В таких условиях место поддержке производства, не говоря уже о модернизации и тому подобным фантазиям, найти вряд ли удастся. «Белые слоны» четко удерживают фронт своей популяции.

Выход из порочного круга очевиден — демонополизация крупнейших компаний, выход их на коммерческие условия хозяйствования, отмена неоправданных привилегий. Первым шагом на данном пути были бы расширение реального общественного контроля над расходованием общественных (бюджетных и резервов ЦБ) средств и ответственное использование государственной собственности. Устранение всех форм прямого и скрытого дотирования — самая существенная поддержка, которая может быть оказана МСБ, который только и сможет реализовывать задачу диверсификации экономики.

Читайте и другие тексты из серии «Белые слоны российской экономики»:
На что государство тратит деньги
Одноразовый праздник: почему государству надо перестать инвестировать
 

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции. 

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Новости Украины, России и СНГ © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress redizayn by admin v.5.0 Наверх
Top