20:04, 20 Апрель 2017

Неформальная экономика в России выросла до рекордных размеров

Городской рынок в Грозном

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Неформальный сектор в России разросся до рекордных масштабов по меньшей мере за 11 лет. Этому, с одной стороны, способствовало падение экономики, а с другой — рост доходов населения

Занятость в неформальном секторе российской экономики по итогам 2016 года достигла рекордного размера по меньшей мере с 2006 года, следует из опубликованных в конце марта данных Росстата (более ранние данные недоступны). В 2016 году в неформальной экономике были заняты 15,4 млн человек, или 21,2% от общего количества занятых.

По сравнению с 2015 годом неформальный сектор увеличился более чем на полмиллиона человек. Он непрерывно растет с 2011 года и за это время увеличился на 4 млн человек, следует из подсчетов РБК на основе данных Росстата.

По критериям Росстата к занятым в неформальном секторе относятся те, кто работает на предприятиях, не зарегистрированных в качестве юридического лица, то есть самозанятые, фермеры, индивидуальные предприниматели и лица, работающие у них по найму, а также члены семьи, помогающие в собственном деле или в бизнесе, принадлежащем кому-либо из родственников. Поэтому в неформальный сектор не включаются люди, работающие на предприятиях-юрлицах без оформления договора или получающие там серые зарплаты. Росстат оценивает объем неформального сектора по нижней планке и рассчитывает его как разницу между числом всех занятых в экономике и количеством рабочих мест, замещенных в юридических лицах, говорит директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики (ВШЭ) Владимир Гимпельсон.

Проблема шире

Но, согласно прошлогодним оценкам РАНХиГС, в самом широком смысле в теневой рынок труда включены 30 млн россиян (более 40% экономически активного населения), из которых 21,7 млн человек — это те, кто имеют дополнительные к основному месту работу неоформленные заработки либо получают часть зарплаты неофициально, в «конвертах». И сам Росстат следит за «ненаблюдаемой экономикой», которая включает в себя не только неформальный сектор, но и скрытую оплату труда юрлицами, считает косвенным методом доходы работников в неформальном секторе и неофициальные трудовые доходы в секторе формальном.

По данным Росстата, скрытый фонд оплаты труда в стране постоянно растет: с 2011 года он увеличился с 6,3 трлн руб. (10,6% ВВП) до 10,9 трлн руб. (13,4% ВВП) в 2015 году. Этот показатель Росстат получает, используя балансовый метод: из общих расходов домохозяйств вычитается сумма всех зарегистрированных доходов. Полученный дисбаланс и есть объем серых зарплат, поясняет Гимпельсон. Минфин оценивает объем неформальных зарплат в стране в 12 трлн руб., рассказывал в марте замминистра финансов Владимир Колычев: «6 трлн руб. — это конвертные схемы и около 6 трлн руб. — это зарплаты неформального сектора».

Данных по скрытой оплате труда за 2016 год у Росстата еще нет, но есть данные по оплате труда в целом — это 40,2 трлн руб., следует из оценки производства и использования ВВП за 2016 год. Учитывая, что в 2014 и 2015 годах скрытый фонд оплаты труда составлял 28% от общего и доля скрытой оплаты растет с 2011 года, можно применить коэффициент 0,28 к фонду оплаты труда 2016 года — таким образом, серые зарплаты и неформальные заработки в прошлом году могли составить около 11,3 трлн руб. или даже больше.

Теневой сектор растет из-за ухудшения экономической ситуации в стране, считает проректор Академии труда и социальных отношений Александр ​Сафонов. «Из-за роста ставки НДС бизнес стремится сократить расходы на другие платежи, отсюда уход в тень. Слишком высокая цена услуг или товаров может отпугнуть потребителя, поэтому приходится экономить на других платежах», — говорит он. В условиях кризиса предприятия стремятся снизить общую налоговую нагрузку, объясняет Сафонов.

Росстат не публикует среднюю зарплату в неформальном секторе. Однако с 2015 года ведомство считает не только среднемесячную номинальную зарплату по полному кругу организаций (где неформальный сектор не учитывается), но и среднемесячный трудовой доход, включающий зарплаты в неформальном секторе. Если первый показатель в 2016 году составил 36,7 тыс. руб., то второй — 32,6 тыс. руб. (он ниже за счет того, что в неформальном секторе зарплаты ниже, чем в формальном).

Больше всего занятость в неформальном секторе характерна для южных регионов: наибольшее количество «неформальных» работников Росстат фиксирует в Краснодарском крае (734 тыс. человек), Дагестане (662 тыс.) и Ростовской области (623 тыс.). Среди отраслей по неформально занятым лидируют сферы торговли и ремонта, сельское хозяйство и строительство — совокупно в них заняты 9 млн неформальных работников.

Нужно лучше считать

Чтобы оценить реальный размер неформального сектора занятости, необходимо больше критериев, чем использует Росстат, утверждает Сафонов. «У нас стремятся отнести к неформальной занятости все, что не связано с корпоративными отношениями. Критерии оценки неформального сектора труда должны быть многообразными. Надо брать сведения, которые Росстат дает по серой занятости, данные ФНС, данные по базе ПФР — кто уплачивает страховые взносы регулярно, а кто нет — это будут наиболее правильные данные», — считает эксперт.

Минфин планирует до конца года разработать комплекс мер по выводу бизнеса из тени, об этом 14 апреля рассказал замминистра Колычев. По мнению властей, бизнес уходит в тень из-за высоких ставок страховых взносов. «Мы видим, что сейчас большая нагрузка на труд, большие прямые налоги в виде страховых взносов, хоть они и не считаются налогами, но тем не менее такой же налог. Большие расходы на труд создают и большой объем теневого сектора, до сих пор большие объемы зарплат выплачиваются по конвертной схеме», — говорил министр финансов Антон Силуанов в феврале. По мнению Минфина, способствовать выходу бизнеса из тени будет снижение ставок страховых взносов. Ведомство предлагает провести налоговый маневр по схеме «22/22»: снизить ставку взносов до 22% с одновременным повышением ставки НДС до той же величины.

Маневр позволит «ненасильственно» обелить экономику, объяснял в марте Колычев, снизит стоимость переключения с неформальных практик на формальные. Бездействие же, по мнению Минфина, может привести к росту неформального сектора, а это приведет к сокращению налоговых поступлений в бюджеты: с серых зарплат не уплачиваются НДФЛ и страховые взносы.

В начале 2000-х правительство пыталось снизить долю нелегального сектора в экономике, уменьшая ставку платежа в ПФР, вспоминал министр труда Максим Топилин. Но ставка выросла, как и неформальный сектор.

Уходу в тень способствует и рост доходов населения, говорит Сафонов: это позволяет нанимать людей для личных услуг — нянь, домработниц, — с которыми рассчитываются наличными, никакие взносы и налоги не уплачиваются. Еще одна причина разрастания теневого сектора труда — высокая стоимость кредитов, считает эксперт. «Как бизнесу накапливать деньги, чтобы вкладывать их в свое развитие? Только экономия, и это экономия на оплате труда, на отчислениях в первую очередь», — объясняет эксперт. 

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Важные новости Украины, России и СНГ © 2017 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress redizayn by admin v.5.0 Наверх
Top